При всем разнообразии используемых формальных методов и методик (дистрибутивный, трансформационный, компонентный ана­лиз и т. д.) современные исследования в области синтаксиса ха­рактеризуются некоторыми общими тенденциями.

Прежде всего заметно стремление языковедов представить син­таксис как часть общеязыковой системы, «увязать» его с другими уровнями языка (в том числе ближайшими соседями — уровнями морфем, лексем, сверхфразовых единств), выявить на этом фоне специфические функции синтаксических единиц.

Далее, в современных синтаксических исследованиях, как можно заметить и по предыдущим разделам, возрастает роль семан­тического компонента (значения, функции). В частности, одним из важнейших достижений порождающей грам­матики является разграничение в языке глубинных и поверхностных структур. Глубинная структура — это тот аспект синтаксического описания, который, по Хомскому, определяет семантическую ин­терпретацию предложения, это абстрактная формула, образуемая наиболее общими, универсальными элементами смысла. Поверхно­стная же структура

Модель «Смысл *» Текст», разрабатывавшаяся И. А. Мельчуком, А. К. Жолковским и их единомышленниками, ставит своей задачей описать переход от текста на рассматриваемом языке к формальному представлению смысла этого текста (семантическому представле­нию) и, наоборот, переход от некоторого смысла к конкретному тексту, несущему данный смысл.

Важнейший компонент этого комплексного описания — так на­зываемый толково-комбинаторный словарь. «Словарная статья та­кого словаря должна содержать… все словоизменительные, слово­образовательные, синтаксические, семантические и стилистические характеристики заглавного, или ключевого, слова» (Мельчук 1974: 78); кроме того, для слова должны быть указаны все его основные лексические корреляты, то есть соответствия. К ним относятся «замены» (дублеры слова, его парадигматические варианты) и «па­раметры» (партнеры по синтагматической связи). Зависимости слова с лексическими коррелятами описываются при помощи сравнительно небольшого числа общих лексических функций (ЛФ). Типичные примеры замен — это синонимы, антонимы,

Другой способ «древовидного» представления синтаксической структуры высказывания — это метод непосредственно составляю­щих (НС), разработанный американскими лингвистами. Дерево НС строится по иным принципам, чем дерево в грамматике Теньера. В вершине здесь помещается символ S, соответствующий исходному представлению о высказывании как цельной коммуникативной еди­нице.

Дальнейший анализ производится путем последовательного расщепления каждой синтаксической единицы на две более мелкие, именуемые непосредственно составляющими. Ветвление произво­дится до тех пор, пока на концах цепочек не будут получены все минимальные синтаксические единицы. В качестве таковых в дереве НС выступает любое слово, полнозначное или служебное (на письме за такую единицу принимается последовательность букв от пробела до пробела). Ветвление может быть продолжено и до морфемного уровня. Главный и зависимый члены среди непосредственно состав­ляющих не выделяются, так что связь между узлами носит нена­правленный характер.

Первое ветвление в дереве НС соответствует

В грамматике Теньера, названной так по имени ее автора, французского языковеда Люсьена Теньера, элементарная синтакси­ческая единица именуется ядром (Теньер 1988: 56). Это еще один аналог классического члена предложения.

В качестве ядер, выде­ляемых на функциональной основе, могут выступать не только полнозначные слова, но и их сочетания со служебными словами — предлогами, артиклями, вспомогательными глаголами и т. п. Един­ственная допустимая здесь связь — это подчинение.

  1. В вершине синтаксического дерева находится глагол-сказуемое.
    В соответствии с этим подлежащее трактуется как управляемая
    глаголом форма, в одном ряду с дополнением. Идея единоличного
    господства глагола в предложении, его синтаксическая фетишизация
    имеет свои исторические корни, восходящие к В. Гумбольдту, а в
    России — к А. А. Потебне, и свои собственно языковые основания.
    Действительно, в синтаксическом отношении глагол обладает уни­
    кальными свойствами. Именно к нему в конечном счете сводится
    вся сеть подчинительных связей; он — организующий центр вы­
    сказывания. (От имени, в том числе

Место синтаксиса в различных грамматических учениях неоди­наково; предмет соответствующей лингвистической дисциплины то сужается до предложения (или словосочетания), то расширяется за счет включения единиц смежных (более высокого и более низкого) уровней языковой системы. В работах представителей некоторых научных школ — американского дескриптивизма, датской глоссе-матики — синтаксис как таковой вообще исчезает, уступая место комбинаторике — общим правилам сочетаемости языковых единиц и их классов. Вместе с тем новые подходы, направления, методики анализа, возникающие в рамках двух глобальных методов лингви­стики, описательного и сравнительного, охватывают и синтаксиче­ский уровень; более того, они нередко и рождаются в его недрах.

Новшества в синтаксических описаниях касаются прежде всего теории внутреннего строения предложения и системы его членов. Само учение о членах предложения выросло на эклектической почве логицизма (в русском языкознании оно уже у Ф. И. Буслаева имеет вполне «современный» вид) и с тех пор неоднократно вызывало нарекания со стороны ученых.